Вы находитесь здесь: Главная » Интересно » Корни

Корни

Все, что мы можем оставить нашим детям – это крылья и корни.

Стивен Кови.

корниЭта цитата подтолкнула то, что давно зрело и просилось на бумагу. Бумага все вытерпит, и на ней можно оставить то, что уходит, безвозвратно уходит. Память тех историй и тех событий, которые происходили с нами, а еще быстрее уходят из нее те истории, которые происходили не с нами, а были услышаны когда-то давно.

Поэтому и тороплюсь сейчас записать то, что пока помню. Оставить это для своих детей и внуков. Пусть они знают свои корни. Хоть это  и не корни по большому счету, а так, корешки. Но пусть с них начнется история тех, кто придет после меня, и в ком будет частица и моей ДНК.

Иваны, не помнящие родства. У нас вся страна таких Иванов. Мы скрывали наши корни, хоть и рассказывали, что сын за отца не ответчик. Еще как ответчик. И сын — за отца, и отец – за сына. Наверное, чтобы элементарно выжить, чтобы не тянуть за собой этот опасный «родственный» шлейф, семьи распадались, уезжали дети. Уезжали так далеко и так надолго, чтобы их и не вспоминали дома. Рвались связи, забывались корни. Эпоха «перекати-поле».

Собирать сейчас по крупицам то, что когда-то было корнями, решила и я. Кому-то можно покопаться в церковных книгах и восстановить свою историю на десять веков назад. Не нам. Россия славна живой историей, а не датами рождения и смерти.

В моей голове сложилось четыре истории, четыре семьи, о которых я и буду рассказывать по порядку. Рассказывать то, что знала из их коротких и скупых историй. Моя семья – линия отца и линия матери. Семья первого мужа, поскольку это история моих детей.

Материнская линия

Прадеды

Дальше своих прадедов по материнской линии я родственников на знаю. И не знала бы, если бы не очерк в районной газетенке. Именно с него начался сбор разрозненных и подчас противоречивых сведений о моих дедах и прадедах.

Лет двадцать назад – после развала СССР, когда по-немногу начались интересоваться историей родных мест и людей, живших в них когда-то, к моему двоюродному деду Дмитрию Гавриловичу Гнебеде приехал корреспондент местной газеты и долго слушал его рассказ о его отце-матери, о братьях и сестре.

В результате этой многочасовой беседы родился очерк в полстраницы, которым дед Митя чрезвычайно гордился, газету сохранил, дал почитать моей маме, даже привезти прочесть нам с условием, что мама обязательно отошлет ему газетку обратно. Что мама в точности и сделала, когда мы с сестрой прочитали очерк.

На меня эта публикация произвела большое впечатление, и большим сюрпризом для меня стала новость, что после его смерти эта газета не только была потеряна его детьми и внуками , а то, что они даже не помнили об очерке, который так ценил и так гордился их дед. Жаль!

Именно с этой публикации началось мое трепетное отношение к памяти. К памяти моей семьи, семьи моего мужа, вообще к историям живых людей, которые делятся своими живыми воспоминаниями. В настоящее время, к моему великому сожалению, многих из них уже нет в живых. Нельзя вернуть ни одной прошедшей минуты, и неизмеримо жаль, что нельзя их расспросить, разузнать, восполнить те страницы и живые истории, которые выпали теперь навечно.

Поэтому нужно сохранить хотя бы то, что осталось.

 Гнибеда

Эта удивительная и очень редко встречающаяся в России, но распространенная на Украине фамилия пошла от запорожских казаков. Когда в 18 веке в Российской империи стали давать фамилии крестьянам, то у русской глубинке их давали больше по отчеству (Иванов, Петров, Сидоров) или по профессии – Кузнецов, Ковалев, Гончаров, Плотников.

На Украине – в среде вольных запорожских казаков – фамилии давались по прозвищу. Кому-то повезло с фамилией – Сокол, Орел, Ус. А нашему роду досталась фамилия-девиз Гнибеда, при этом стерлось в течении вековой истории изначальная трактовка – кто кого гнет, то ли мы беду, то ли она нас.

Когда я жила на Украине, то встречала мужчину по фамилии Нагнибеда, говорили еще что есть фамилия Загнибеда. Из таких любопытных фамилий помню еще Забейворота и Убейкобылу.

Судя по фамилии, наши предки переехали на Кубань с Украины. Были какие-то то ли голодные, то ли беспокойные годы, а может наоборот, какие-то посулы от правительства – не знаю — и украинские семьи массово переместились на Кубань и начали осваивать плодородные южные земли. Однако хлебосольная земля Кубани и трудолюбие людей, ее взращивающих, давало свои плоды. В кубанских станицах до сих пор говорят на смешанном русско-украинском языке.

Не от хорошей жизни люди тогда переезжали, тому свидетельством будет еще одна история моей семьи, но о ней речь еще впереди. Даже в советские времена при проезде по Кубани сразу бросалась в глаза зажиточноть станиц, богатые крепкие дома, ухоженные земли. Цветущая земля, житница – это были не просто слова, это был труд многих поколений на земле.

Предки моей мамы были из небольшой кубанской станицы Новолеушковской. Она до сих пор есть на карте и в наличии. Стоит она рядом со своей предшественницей – станицей Старолеушковской. Почему так называются станицы – не знаю. Забавно, что сейчас в двадцать первом веке между станицами нет сообщения, нужно из одной выезжать на трассу, объезжать кругом и с трассы же заезжать в другую. Вот так, и никак не иначе.

Продолжение следует

Related posts:

Веб-сайт автора

Создатель клуба "Замуж за иностранца" и автор Школы Интернет Знакомства - http://shkid.com/ Практический психолог, тренер. Специализация - знакомства в Интернете, знакомства с иностранцами, психология отношений. Коуч. Специализация - life-coach, dating-coach, relationship-coach Писатель и блоггер. Семейное положение - замужем за Джоном Пиантанида (искала и нашла своего мужа по Интернету). Имею двоих детей - дочь Зоя и сын Павел - и внука Николая. Постоянно проживаю в США, штат Флорида, г. Тампа