Вы находитесь здесь: Главная » Интересно » Психология отношений » Еще одна история любви…

Еще одна история любви…

ДвоеХочется сегодня вспомнить еще одну красивую историю о любви. Свою…

Я вообще, как человек от природы эмоциональный, была очень влюбчива. Но что мне всегда везло, так это влюбляться не в тех, кто влюблялся в меня, и быть предметом обожания тех, кого я только что не презирала.

Не могу точно объяснить этот механизм, скорее, дело было в моем неумении правильно выстраивать отношения с противоположным полом в виду воспитания в сугубо женской семье. Меня бросало из крайности в крайность – от полной неприступности к условной доступности. Ни то, ни другое отклонение не давало результата, а золотой середины я не знала.

Настоящая большая любовь накрыла меня в двадцать лет, когда за плечами было три курса института, когда кое-кто из моих ровесников обзавелся семьей. По сути это было курортным романом. Я приехала в пансионат с подругой и в первый же день наткнулась на очень красивого, просто неземной красоты, молодого человека. Он понравился мне с первого взгляда. Фокус заключался в том, что я тоже ему понравилась. Вначале я отказывалась этому верить. Потом стала просто наслаждаться процессом.

Он был из соседнего города, только со стороны Украины, учился на год старше в местном политехе, хорошо рисовал и фотографировал, был очень умненький, имел настоящие балетные ноги (и формы, и длины), потрясающую пшеничную шевелюру и звался Сережей. Все закрутилось совершенно стремительно. Здесь было все – и медленные танцы на дискотеке с поцелуями в нос, и распитие домашнего вина на ночном берегу, и вылазки в Туапсе и Лазаревское, и моя ангина, и его ухаживания за «тяжело больной», и охота на меня с фотоаппаратом, и лучшие снимки в моей жизни.

Напротив нашего корпуса была какая-то двухэтажная избушка, которая в пионерское лето служила библиотекой, а в нашу смену просто пустовала. Сережа открыл каким-то образом окошко в ней, и мы забирались туда, поднимались по темной лестнице на второй этаж, похожий на чердак, там была кровать на пружинах, просто ложились на нее в обнимку и могли часами разговаривать о том, о сем. Поразительно, что до секса как-то не доходило, ограничивались поцелуями и объятиями.

Потом я уезжала домой, а он оставался еще на один день. Он провожал меня на вокзале в Туапсе, а я рыдала, как белуга. Причем совершенно безутешно. Наша компания должна была ехать в Иловайск на свадьбу к нашему общему другу, потому мы и уезжали раньше. Там же, пока все гуляли на свадьбе, я решила встретить поезд, в котором ехал Сережа с моря домой. В Иловайске меняется локомотив, поэтому стоянка всегда минут двадцать. Я стояла на перроне и смотрела в окна проезжающих вагонов.

Конечно, он мог просто не увидеть, мог сидеть в купе, окнами на другую сторону, мог вообще там не ехать. Я не знала номер вагона, просто стояла и смотрела… Но он как будто знал, что я буду ждать. Мы снова были вместе, и я обнимала его целых семнадцать минут.

Стали писать друг другу письма, перезваниваться. Мы с той же подругой поехали через пару недель посмотреть Киев, а на обратном пути условились, что он встретит наш поезд в Ясиноватой, это полчаса от Донецка. Он встретил, и мы снова не могли разжать рук. Он так и остался в вагоне, когда поезд тронулся и доехал со мной до уже знакомого нам Иловайска.

А потом я не смогла выносить разлуку и уже в ноябре села на поезд и поехала к нему в Донецк. Я не знала, где его искать, не знала города, в какой группе он учится, не знала ничего и столкнулась с ним в дверях какого-то корпуса политеха (а это оказался огромный институт с массой корпусов), в который он зашел совершенно случайно и на минуту. Он просто не поверил своим глазам, когда увидел меня в дверях нос к носу, но это была судьба.

Вот тогда-то я и увидела его в собственной среде обитания, любовный налет спал, а под ним не оказалось почти ничего. Говорить было не о чем, держался он отстраненно. Мы провели вместе два дня, и с каждой минутой я понимала, как мы отдаляемся друг от друга. На перроне в Ясиноватой, куда он приехал провожать меня со своим другом, я уже не плакала. Не хотелось. Вернувшись домой, написала ему очень злое письмо. Он счел нужным промолчать.

Прошло два года, я закончила институт, вышла замуж, уехала из города и уже была на последней трети беременности. Муж получил отгулы за зимний период, и мы решили съездить в родной город, пока не родился ребенок. Мы приехали в конце февраля. Мама протянула мне поздравительную открытку с Восьмым марта со словами:

— Странная открытка, пришла на соседский адрес (номер квартиры перепутали), и до Восьмого еще целых две недели.

Я посмотрела на текст – те же знакомые, почти печатные буквы. Очень простое поздравление, дальше приписка, что по распределению попал в Макеевку, работает на шахте. «Жизнь проходит в трудах и развлечениях. Сергей». И макеевский адрес.

Не могу сказать, что прочитал на моем лице мой муж (тоже, кстати, Сергей), только его словно подбросило – начал кричать, ругаться. Мои увещевания, что это простая открытка, ничего не дали. Он успокоился только, когда я порвала при нем эту открытку на мелкие куски.

 

Это было двадцать пять лет назад.

Веб-сайт автора

Создатель клуба "Замуж за иностранца" и автор Школы Интернет Знакомства - http://shkid.com/ Практический психолог, тренер. Специализация - знакомства в Интернете, знакомства с иностранцами, психология отношений. Коуч. Специализация - life-coach, dating-coach, relationship-coach Писатель и блоггер. Семейное положение - замужем за Джоном Пиантанида (искала и нашла своего мужа по Интернету). Имею двоих детей - дочь Зоя и сын Павел - и внука Николая. Постоянно проживаю в США, штат Флорида, г. Тампа

2 комментария

  1. как показывает моя практика наблюдений историй и личных участий—обычно такие яркие феерии не приводят к настоящей любви верности и пониманию—это всего лишь надутые мыльные и красочные пузыри которые радуются дети —именно дети ,так как они живут эмоциями и отключают рациональное и критическое мышление—а потом рано или поздно пузырь лопается и проиходит разочанирование—это не история любыи это история ярких и бурных времяпровождений—не более того—какая любовь—это всплеск гормонального цикла выделенного дофаминовой группой секрекции гомонов—вот такой расклад..

  2. Молодость, Любовь. История Любви всегда красивая… даже если произошло разочарование.
    Донецк, Ясиноватая — сейчас названия этих городов часто упоминают по TV… Господи, возьми ситуацию в свои руки…

Обсуждение закрыто.